Размер шрифта: A AA Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Х
МУК "Библиотека Томилино" Нам с Вами по пути!
Главная » 2016 » Ноябрь » 22 » Как трудно жить по совести.
10:21
Как трудно жить по совести.

В серии «Литературные портреты» прошла лекция о жизни и творчестве Виктора Платоновича Некрасова. Легенды и предания из его родословной уходят в середину XIX века…

Ярко освещённая зала... За зелеными ломберными столиками понтуют игроки. Среди них молодой корнет Иван Егорович Мотовилов. Проиграл много. Забыл заповедь игроков – «Играй, да не отыгрывайся». Сто тысяч проиграл! Решает он продать свое имение и уйти в монастырь. Даже завещание написал. Но тут вмешался «Его величество случай». Поехал проститься с другом. Тот уговаривал-уговаривал, да никакого прока. Ну, ладно, давай хоть прощальный ужин организуем? А у приятеля служила гувернантка, выписанная из Венеции и ее сестра, ученица балетной школы. Вошла тоненькая, изящная шестнадцатилетняя девушка в голубом платье, опоясанном парчовым пояском.  Увидел Ваня красавицу и забыл он про монастырь напрочь… Жили они счастливо и жена родила ему 15 детей. Среди этих детей была и бабушка Некрасова - Алина Антоновна Мотовилова.

Родился Виктор в 1911 году. Детство он провел с матерью, бабушкой и тетей в Париже и Лозанне. Мать Некрасова была внучкой Шведского барона – Антона Вильгельма Фон Эрна и венецианских дворян Флориани. Всю жизнь работала врачом, а тетка Софья Николаевна была знакома и с Лениным, Луначарским, Бонч-Бруевичем, Крупской, с которой налаживала библиотечное дело. Отец его Платон Феодосиевич Некрасов жил в большой семье, в которой было кроме него семеро детей, но жизнь прожил короткую и погиб в 1917 году. Из-за границы семья Некрасовых вернулась в 1915 году в Киев. А там смешались красные, белые, петлюровцы... И первое горе пришло к ним в семью – убили брата Николая, а было ему всего 17 лет… Виктор Некрасов - потомственный дворянин, обладал обостренным чувством совести, долга, которые выстроили его судьбу именно так, как получилось. Учился на архитектора, был прекрасным рисовальщиком и даже живописцем, но страстно увлекся театром. Буквально перед самой войной не сходил с подмостков театра Красной Армии в Ростове-на-Дону. На войну ушел добровольцем - сапером, попал в самое пекло – в Сталинград. Там, в окопах Сталинграда на себе испытал весь ужас борьбы за каждый метр. 40 дней пролежали в окопе – не давалась им узкая полоска в 200 метров – добраться до своих. В окопах стал коммунистом, там зарождалась его книга «На краю земли», ставшая визитной карточкой будущего писателя. Страшная правда о войне впервые была сказана именно им. Через всю жизнь Виктор Платонович пронес в себе такой короткий, но потрясающий по своей реалии момент: на снегу, раскинув руки, лежит убитый солдат, а во рту еще дымится папироса…

Книга В.П. Некрасова «В окопах Сталинграда» шокировала окололитературных деятелей и тем странней было то, что Сталин собственноручно внес автора этой книги в список на сталинскую премию в 1946 году. Может быть по нраву Сталину пришлось то, что Некрасов пришел в литературу отнюдь не как литератор – он пришел как солдат, видавший будни войны. Некрасов хотел создать произведение, которое было бы похоже на любимый роман «На западном фронте без перемен» Ремарка. Это был громадный успех, его узнала вся страна. Книга «В окопах Сталинграда» была опубликована в журнале «Знамя», в самом передовом «толстом» журнале довоенного и послевоенного времени. И была переведена на 35 языков мира. Редактор журнала Всеволод Вишневский и на сей раз не ошибся, открыв блестящего талантливого автора. Кстати, всю премию Некрасов отдал на приобретение колясок для инвалидов войны. В 1954 году Всеволод Вишневский опубликовал в своем журнале повесть «В родном городе» о судьбах фронтовиков, которые придя с войны оказались никому не нужными. Эту тему, но гораздо позже, как известно, отразил в своем рассказе «Терпение» Нагибин - об изувеченных и никому не нужных солдатах, нашедших свой последний приют на острове Валаам. Любимый и родной город Виктора Некрасова был Киев. Он, знавший его наизусть, вдруг однажды открыл «Дом Турбиных» на Андреевском спуске, где жил сам Булгаков с семьей, где позже поселил своих героев «Дни Турбиных».

Первый звоночек «хрущевской» опалы прозвенел после его поездки за рубеж, откуда привез он свои путевые заметки – но не географические описания, а больше всего впечатления человека побывавшего на «загнивающем» Западе. Хрущеву это не понравилось. Публикация легких, слегка ироничных заметок повлекла за собой появление в газете «Известия» анонимного очерка «Турист с тросточкой» - памфлет на путевые заметки. А позже, конечно, узналось что написал памфлет, по заданию, журналист-международник Мерлок Стуруа. За журналом «Новый мир», где были напечатаны эти заметки, выстраивалась очередь в библиотеках. В «Литературной газете» Некрасов написал о необходимости увековечить память советских людей, расстрелянных в Бабьем Яру. Он воспротивился, что бы на этом святом месте, на костях погибших страшной смертью советских людей строили что либо. В «черный список» Некрасов попал уже прочно, когда, в добавок ко всему, органам попалась на глаза рукопись «Ограбление века, или бог все видит да не сразу наказывает». Войнович как-то  сказал : «Он не был сознательным диссидентом, но естественно дрейфовал в свободу». Трудно представить себе, но в 40-50х годах событием была едва ли не каждая проникшая к нам «из-за занавеса» книга. Только в 1968 году с большим трудом можно было подписаться на Хемингуэя и прочитать его вечное «По ком звонит колокол». Некрасов любил его творчество, видно ощущал духовную близость с ним и, конечно как и у многих, у него висел на стене портрет, известный портрет Хэма с трубкой. Он и перед своей смертью попросил томик Хемингуэя и, оставшись с ним наедине, тихо умер…

Последняя книга, изданная в СССР, была книга «В жизни и в письмах», а затем – запрет на все издания. Последней каплей терпения был 42-часовой обыск: собрали 7 мешков бумаги запрещенной литературы. Оставаться в стране было бессмысленно и небезопасно. С женой Галиной Базий он подал документы на выезд к родственнику в Швейцарию - к дяде Алексею Ульянову и тете Вере. Выезд оказался билетом в один конец. Самую лучшую книгу о нем написал его пасынок Виктор Кондырев «Все на свете, кроме шила и гвоздя», который со своей женой и сыном выехал в Париж к своему названному отцу и матери благодаря французскому писателю Луи Арагону. Последним произведением В.П. Некрасова, написанным им в вынужденной эмиграции, была «Маленькая печальная повесть». Скончался Виктор Платонович Некрасов в Париже 3 сентября 1987 года от рака легких. Похоронен на кладбище Сэн-Женевьен де Буа, причем подзахоронили его в могилу к Роме Клячкиной, в молодые годы возлюбленной  Набокова.

Просмотров: 545 | Добавил: Роман | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Меню сайта
Категории

Наш опрос

Насколько комфортно Вам было в библиотеке (оформление залов, удобство расположения стеллажей)?
Всего ответов: 576

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0